АВИАКОМПАНИЯ S7: ГОЛУБОЕ НЕБО

Вид из иллюминатораПлотно перекусив в самолете, мы выглянули в иллюминатор и обнаружили, что поле сплошных белых облаков осталось позади. А далеко внизу под нами проплывает черно-белая зимняя поверхность нашей планеты.

Заснеженные вершины гор, с высоты кажущиеся маленькими холмиками. Белые ниточки замерзших рек. Шахматка полей с ровными краями периметра. Прямые, как будто нарисованные по линейке, черные линии дорог, прорезающие белые от покрывшего их снега равнины.

Летели мы с востока на запад. А поэтому — из утра в утро. Пытаясь обмануть время единственным возможным способом. Улетая от него и от догоняющего нас яркого золотистого солнца, светящего каким-то холодным неземным блеском, по такому же яркому холодному, но только голубому небосводу.

Кто-то из первых космонавтов, по-моему, Алексей Леонов сказал, описывая свои ощущения во время космического полета, что таких красок природы, какие бывают в космосе, на земле нет.

И он был полностью прав. Чтобы убедиться в этом, достаточно было взглянуть в иллюминатор. Чем мы и занимались все оставшееся до конца полета время. По очереди занимая место у прямоугольного окна в заоблачный мир.

Шесть часов полета пролетели совершенно незаметно. Усталости или какого-то накопившегося раздражения от долгого нахождения в замкнутом пространстве не было. Можно было бы лететь и дальше.

Поэтому когда командир нашего авиалайнера сообщил по радио, что через 20 минут наш самолет совершит посадку в аэропорту Праги, и попросил привести спинки кресел в вертикальное положение и пристегнуть ремни, мы даже огорчились.

Настолько приятной и интересной была атмосфера в самолете. Настолько за столь короткое время мы вжились в нее и в тот комфорт, который в каждой мелочи окружал нас.

Мы сложили одеяла обратно в полиэтиленовые пакеты. Со словами благодарности вернули их стюарду. Привели спинки своих кресел в вертикальное положение и пристегнулись.

Самолет сильно опустил нос. И насколько почти вертикально взлетал, настолько же вертикально стал снижаться.

Опять пошли, на глазах приближаясь, сплошные, на этот раз серые, облака. Забавно было наблюдать в иллюминатор их в такой близи от себя, что казалось можно взяться за них рукой.

Самолет быстро пробил серую облачность. И вот уже стали различимы маленькие заснеженные домики, стоящие среди покрытой снегом земли. Голые без листвы деревья. Пасмурная. Явно холодная погода.

Посадка самолета

Значительный резкий контраст.

Вот только что мы летели на такой высоте, на которую никогда не добирается ни одно облачко, было солнечно и цветисто. И вдруг — солнца не видно, потому что оно закрыто низкими мрачными тучами, из которых идет снег, близкая земля и все вокруг какое-то черно-бело-серое.

И на удивление до боли знакомое.

Наступивший вид из иллюминатора настолько напоминал пейзаж Новосибирска при взлете шестичасовой давности, что у нас появилась полная иллюзия того, что нас все это время по кругу, как на карусели, катали на самолете недалеко от родного города. Кормили. Поили. А теперь время аттракциона подходит к концу. Сейчас закончится и быстротечная посадка самолета. И мы окажемся не в Праге, как нам обещали, а снова в международном терминале «Толмачево». Получим свои сданные в багаж чемоданы и поедем домой.

Земля резко приблизилась. Домики и деревья на глазах увеличились до своих привычных земных размеров.

Лайнер выровнялся в горизонтальное положение. Раздался дробный громкий звук от соприкоснувшихся с посадочной полосой колес шасси самолета. Земля быстро-быстро побежала за стеклом иллюминатора.

Самолет слегка затрясло, как будто от озноба. Взвыли двигатели. И лайнер, еще немного пробежав по ровной поверхности аэродрома, остановился.

Просто классическая посадка самолета.

Тотчас в салоне раздались громкие дружные аплодисменты пассажиров и радостные крики «Браво!», адресуемые пилотам нашего воздушного судна, проявившим незаурядное мастерство и в пасмурную погоду совершившим мягкую точную посадку.

«Дамы и господа! — раздалось по бортовому радио. — Наш лайнер совершил посадку в международном аэропорту города Прага. Температура в городе минус 9 градусов Цельсия. Влажность 95%. Местное время 10 часов 55 минут. Просьба: всем оставаться на своих местах пока не подадут трап.»

Какое там! Все вскочили со своих мест.

С шумом открылись крышки полок. Зашуршала одеваемая верхняя одежда. Защелкали открываемые и закрываемые замочки и застежки сумок ручной клади.

Поддавшись общему ажиотажу, в мгновенно возникших тесноте и суете, мы торопливо начали одеваться и собираться, готовясь к выходу.

В самолете

А самолет взял да и поехал.

Мгновенно в самолете возникла тишина. Все в доли секунды снова расселись по своим местам. И принялись глядеть в иллюминаторы.

Оказалось, что нашему лайнеру нужно вырулить к телескопическому трапу. А для этого придется еще немного покататься по аэродрому. Покатались. Вырулили. Остановились. На этот раз уже окончательно.

Все. Вот теперь точно посадка самолета завершена.

И снова в самолете начались шум, суета, возня.

Весь проход оказался заполнен более активными пассажирами. А мы, послушно сидящие на своих местах в шестом ряду, оказались лишены возможности даже встать со своих кресел. И только пропустив добрую половину пассажиров салона, мы наконец-то смогли выйти в проход и потихоньку начать продвигаться к выходу из самолета, расположенному в его носовой части.

Старший стюард привычно стоял на своем месте у распахнутой двери. И также тепло прощался с каждым пассажиром, как и встречал.

Улыбнувшись, и сказав и ему в ответ традиционное «До свидания! Всего доброго!» мы вдруг остро ощутили, что вот сейчас взаправду попрощались с Родиной.

За порогом самолета нас ждала, хоть и заманчивая до замирания души, но неизвестная, а потому немного страшная своими скрытыми возможными опасностями заграница.

На самолете, на этом маленьком, но все-таки кусочке России, мы были своими, под крылом своего государства и потому в безопасности.

А что ждет нас впереди?

В районе солнечного сплетения появился неприятный холодок. Сердце забилось сильнее и чаще. И набрав полную грудь воздуха, словно перед нырянием в ледяную воду, взявшись за руки, мы перешагнули порог российского самолета и ступили на чешский трап.

«Здравствуй, Прага! Как-то ты нас встретишь?»

предыдущая                                                                                                            следующая

Пожалуйста, напишите свой комментарий!

Template Carolina