«ADEBA»:
ЧЕШСКИЙ ЗАВТРАК, ШВЕДСКИЙ СТОЛ

Шведский стол

Ресторан отеля «ADEBA» каждое утро предоставлял в наше полное распоряжение шведский стол, меню которого состояло из продуктов питания, употребляемых практически во всех уголках земного шара.

Такой международный, отработанный и продуманный до мелочей, завтрак.

В ресторане стояло шестнадцать четырехместных столиков и столько же двухместных, размещенных ровными рядами. По четыре столика в ряд. И, соответственно, ресторан мог свободно принять за раз около сотни человек.

Помещение его было разделено на две равные части большим фуршетным, точнее будет сказать — шведским столом, напоминающим широкую и низкую барную стойку, плотно уставленную едой для завтрака.

С одного торца этого стола находился хлебный столик с тремя видами хлеба: белым, серым и желтоватым тостовым. Здесь же в низких плетеных корзиночках лежали рулетики с яблоками, небольшие пресные рожки с маком и булочки-посыпушки, сделанные из полусладкого теста.

На краю столика располагался профессиональный металлический тостер. По принципу своей работы сильно похожий на принтер. Стоило в его верхний лоток аккуратно положить ломтик хлеба, как на специальных, постоянно вращающихся, роликах ломтик уезжал в пышащую жаром нутрь тостера и буквально через минуту появлялся в его нижнем лотке уже горячим и поджаренным.

Кофе-машинаПротивоположная сторона «барной стойки» была целиком и полностью посвящена напиткам.

Исключительно безалкогольным.

Горячим и холодным.

Весь центр занимала тоже профессиональная, большущая, стоящая на специальном буфете, хранящем в своих недрах всевозможные полуфабрикаты для приготовления горячих напитков, кофе-машина.

Вся эта конструкция была высотой практически в рост взрослого человека.

Нажав одну из шести кнопок на встроенном пульте управления кофе-машины можно было налить себе в кружечку одну из четырех разновидностей кофе, какао или простой кипяток для заваривания чая.

Слева от машины располагался чайный столик.

Несколько видов пакетированного чая лежали в разделенном на отсеки (каждый вид чая в своем отсеке), высотой в чайный пакетик, деревянном ящике. Черный, зеленый, мятный, травяной чаи.

Пакетированный сахар в длинных узких белых пакетиках. Которые не лежали, а стояли в своей специальной сахарной вазочке. И поэтому вазочка, особенно издалека, напоминала ощетинившегося белого дикобраза.

Справа находилась зона соков.

Точнее холодных фруктовых морсов.

В двух ведерных прозрачных емкостях постоянно бурлили, охлаждаясь до предледяного состояния, желтый — апельсиновый и красный — что-то типа брусничного.

Основные продукты для завтрака располагались на «барной стойке».

Бутербродная зона.

Под прозрачными пластиковыми колпаками, сделанными по типу хлебниц, но с поддерживаемой под ними прохладой, лежали тонко нарезанные пластики сервелатной колбасы, ветчины гигантского диаметра, сантиметров так в двадцать, и сыра двух видов, тоже не хилого размера.

Зона горячих блюд.

Рядом, уже в подогреваемых отделениях, и уже под непрозрачными металлическими крышками ждали своей очереди на съедение длинные и тонкие, сантиметров тридцать длиной и не более сантиметра в диаметре, сосиски и блюда из куриных яиц.

Кофе-машина пульт управленияОдно блюдо представляло собой простую в приготовлении яичницу-болтушку —  бесформенное подобие слегка прожаренного омлета.

Ее пласты горкой лежали друг на дружке.

Второе — несколько усложненный вариант яичницы-глазуньи.

Сложность этого варианта заключалась в том, что одна яичница была приготовлена из одного яйца.

Причем жарилось оно, судя по конечному результату, в специальной цилиндрической формочке объемом как раз в одно куриное яйцо.

И в яичном отделении лежала еще одна горка таких бодро глядящих на окружающий мир одноглазых однояйцевых цилиндриков.

Рядом находилось отделение главного блюда завтрака — жареного до прозрачного состояния куска сала с мясными прослойками величиной с ладонь взрослого мужчины весьма крепкого телосложения.

Слезы жира не капали, а ручьями бежали с этой богатырской порции бекона в процессе перемещения его на тарелку из горячей подогреваемой ванны, в которой он блаженно купался до этого.

И нужно было быть предельно аккуратным, чтобы не залить этими слезами пространство вокруг себя и себя самого.

Но зато по сытости этому блюду не было равных.

Завтрак, включающий в себя кусок такого бекона вкупе с яичницей и парой сосисок с кусочком поджаренного хлеба, запитый кружкой кофе, заряжал меня сытостью и бодростью до вечера.

Несмотря на то, что практически весь последующий день проходил в прогулках на свежем морозном пражском воздухе, есть мне не хотелось до самого вечера. Когда, уже вконец обессиленные, с гудящими от усталости ногами, мы падали на стулья понравившейся каверны или ресторанчика, чтобы отдохнуть и в очередной раз приобщиться к блюдам чешской кухни.

Фитнесс-питание.

Для любителей более легкой еды на «барной стойке» была предусмотрена третья зона.

Нескольких видов мюсли, насыпанные в высокие стеклянные графины, и два точно таких же графина с молоком были главной витаминной составляющей и центром здоровой пищи этой зоны.

Здесь же в специальных углублениях стойки, словно конфеты, были насыпаны кубики масла, каждый в своей персональной оберточке. Маленькие, на две столовые ложки, не более, контейнерочки с желтым цветочным медом. Такие же маленькие, как и выдаваемые на обед в самолете, закупоренные стаканчики со сметаной и сливками.

И завершали это богатство фитнесс-пищи открытые широкие вазы с вареньем и джемом.

Натуральных фруктов в виде целых апельсинов, ананасов, бананов или яблок почему-то не было.

Вместо этого на большое плоское блюдо насыпалась внушительная гора из нарезки этих и прочих представителей теплых стран. Такой фруктовый винегрет, состоящий из разноцветных кубиков с размерами сторон в сантиметр-полтора.

Шведский стол менюЗа те две недели, что мы жили в «ADEBA» меню ни разу не изменялось.

Стандартный универсальный набор основных продуктов питания.

Сбалансированный, вкусный, полезный и сытный.

В меру разнообразный и не приедающийся.

Даже нам, жившим в отеле полмесяца и завтракавшим в нем каждое утро, завтрак нисколько не приелся.

Что же говорить о том большинстве отельных постояльцев, которые жили в отеле всего несколько дней и, соответственно, завтракали в нем гораздо меньшее количество раз, чем мы?

Завтрак начинался в 7.00 и заканчивался в 10.00.

Первые дня три мы старались приходить на завтрак в начале восьмого. Опасаясь, что если прийти позже, то может не достаться какой-либо «вкусняшки», которую съедят «ранние пташки».

Но, убедившись за эти три первых завтрака, что запасы продовольствия на «барной стойке» постоянно пополняются и что даже в половине десятого, то есть за полчаса до закрытия, все блюда шведского стола для завтрака в полном наличии и в достаточном объеме находятся на своих местах, мы несколько расслабились.

И начиная с четвертого завтрака стали приходить в отельный ресторан гораздо позже.

Позволяя отдохнуть лишних пару часиков своим уставшим намедни, благодаря многокилометровым пражским прогулкам, организмам.

предыдущая                                                                                                            следующая

Пожалуйста, напишите свой комментарий!

Template Carolina