АЭРОПОРТ «ТОЛМАЧЕВО»: ПРЕДПОЛЕТНЫЙ ДОСМОТР

Международный терминал

Заказанное еще с вечера такси пришло за нами минута в минуту точно в пять часов тридцать минут утра. Как и было оговорено.

А еще через полчаса доставило нас в новосибирский аэропорт «Толмачево». Ровно за три с половиной часа до вылета самолета на Прагу. Даже на полчаса раньше, чем рекомендовалось в памятке туриста, выданной нам в турагентстве.

Предполетный досмотр в аэропорту начался сразу у входа в международный терминал. Где приветливые сотрудницы службы досмотра проверили весь наш багаж.

Две большие дорожные сумки, поставленные на транспортерную ленту интроскопа, проехали через камеру. А мы с ручной кладью в виде небольшого портфеля и пакета прошли через рамку металлоискателя. Крупные металлические вещи как то: фотоаппарат и два сотовых телефона пришлось положить в специальную корзиночку, стоявшую рядом с рамкой.

Благополучно преодолев этот, как выяснилось позже, только первый проверочный барьер, и забрав уже с другой стороны рамки все свои вещи, мы прошли к небольшой зоне ожидания и присели на свободные кресла.

В целях предотвращения самораскрытия молний на дорожных сумках и несанкционированного доступа в них в процессе транспортировки во время перелета наши вещи до этой проверки можно было бы замотать в упаковочную пленку на специальном станке.

Но цена в 300 рублей за одну обмотанную сумку показалась нам чересчур великоватой для защиты наших не особо ценных вещей, уложенных в багаж. И заматывать в пленку мы ничего не стали.

До начала регистрации оставалось еще минут 15.

И я, насидевшись в кресле, от нечего делать, немного погуляв по залу ожидания, подошел к двум таможенным коридорам: зеленому и красному. Почитать вывешенную около них информацию.

Заканчивалась регистрация на рейс «Новосибирск-Баку». Восточного вида загорелые черноволосые мужчины в черных кожаных куртках, до этого небольшими группками стоявшие перед дверьми в коридоры, постепенно растворились за ними.

А их место стали занимать люди славянского типа внешности. Потихоньку выстраиваясь у закрытых коридорных дверей со своими сумками и чемоданами на колесиках в небольшую очередь.

Информационное таблоЯ еще раз прочитал информацию о рейсе №857 «Новосибирск-Прага», высвечивающуюся на двух мониторах, висящих над входами в коридоры.

Вылет 9.30. Начало регистрации 6.30. На аэропортовских часах 6.20.

Сделав пару кругов по залу ожидания, чтобы разогнать утреннюю дремоту, я подошел к кофейне «Чашка кофе».

Чашка за пять евро, как можно было судить по меню, написанному мелом на большой почти школьной доске.

Посетителей в кофейне не было, и я, удовлетворив свое праздное любопытство, вернулся к своему креслу.

«Народ, похоже, уже выстраивается в очередь на регистрацию. Может, и мы пойдем, пока не поздно?» — предложил я своим спутницам.

Предложение встретило полное одобрение. И мы, подхватив свои вещи, не спеша продефилировали к хвосту очереди, к этому времени выросшую уже до полусотни человек.

Последними в ней стояли двое мужчин и женщина. Судя по всему — семья. Мама, папа, сын. Родителям — лет под пятьдесят. Сыну — около тридцати. Вроде как обычная семья. Необычного было только то, что папа по своей внешности походил на Гойко Митича. А мама — на Марину Влади.

Вроде как такие же, как и мы — россияне. Но вот было в них что-то такое неуловимое: то ли в их спокойной безагрессивной манере держаться, то ли еще в чем-то, что становилось понятно — это иностранцы.

«Чехи. Приезжали к своим родителям, живущим в России. С сыном. А теперь возвращаются к себе домой. Они, видать, опытные пассажиры. Все знают. Нам повезло. Теперь будем держаться их. Делать как они. И все будет в порядке!» — решили мы.

— Это очередь для регистрации на Прагу? — на всяких случай осведомился я у «чешки», поскольку из них троих она стояла к нам ближе всех.

— Да! — на чистом русском языке с достоинством ответила она, наполовину обернувшись к нам.

— Тогда мы будем за вами! — улыбнувшись, добавил я, а «чехи»-мужчины посмотрели на нас.

— Пожалуйста! — и приветливая улыбка у всех «чехов».

Двери в зеленый коридор еще недолго оставались закрытыми. Молодой парень в униформе, с бэйджиком и почему-то в зеленом галстуке, улыбаясь, распахнул их.

Как впоследствии оказалось, зеленый галстук — элемент фирменного стиля авиакомпании «S7», занимающейся пассажирскими полетами, в том числе, и в Чехию.

Очередь всколыхнулась и потихоньку стала вползать в зеленый коридор. Который оказался совсем недлинным, хорошо освещенным.

И приводил к двум девушкам в белоснежных блузках и зеленых шарфиках, завязанными бантами на шее. Девушки сидели за двумя большими столами с компьютерами. А рядом со столами двигались две транспортерные ленты, увозящие багажные вещи куда-то за стену. Это и были две стойки регистрации пассажиров на наш рейс.

Стойка регистрации пассажировОчередь разделилась на две. Но мы все также держались за «своими чехами».

Процедура регистрации заключалась в следующем.

Девушка брала загранпаспорт будущего пассажира. И сверяла его данные с данными в своем компьютере.

В случае их совпадения выдавала новенький, еще пахнущий краской, авиабилет с обозначенными местами в салоне самолета.

Если пассажир сдавал свой чемодан или сумку в багаж, то девушка просила поставить сдаваемые вещи на транспортерную ленту, которая по совместительству еще являлась и весами. Таким образом багаж взвешивался. Девушка приклеивала на него липкую бирку. А еще одну бирку, гораздо меньшую по размеру, приклеивала на билет.

В турагентстве девушка-менеджер, которая оформляла наш тур, хотела предварительно зарегистрировать нас на самолет по Интернету. Оказывается есть такая услуга у авиакомпаний. Регистрируешься таким образом и уже знаешь на каком месте будешь сидеть в самолете. Но в последний момент что-то не заладилось в интернетной программе-регистраторе. И к девушке-регистратору в аэропорту мы подошли предварительно не зарегистрированные по Интернету.

Поэтому первым делом, подавая девушке в зеленом шарфе три наших загранпаспорта, я улыбнулся и попросил:

— Мы — семья. Можно посадить нас рядом? И, желательно, поближе к носу самолета.

— Попробую! — улыбнулась в ответ девушка. — Вещи в багаж сдавать будете?

— Да! Вот эти две сумки! — и я поставил на транспортер наш багаж.

Девушка быстро обернула вокруг ручек сумок багажные бирки. Нажала на кнопку. И сумки медленно поехали на транспортерной ленте, важно переваливаясь с боку на бок, словно годовалые карапузы, только что научившиеся ходить.

Еще две маленькие бирочки девушка наклеила на край моего авиабилета. Видимо как главе семьи. И вернув загранпаспорта, выдала три авиабилета с расположенными рядом местами «a», «b» и «c» в шестом ряду.

На этом наша регистрация закончилась. И мы, с оставшейся на руках ручной кладью, облегченные, вслед за зарегистрировавшимися ранее нас поднялись на второй этаж терминала.

На втором этаже, сидевшие за невысокой стойкой, парень с девушкой, уже без зеленых опознавательных знаков, проверили наши загранпаспорта и новенькие билеты и предложили пройти личный предполетный досмотр.

Предложение мы любезно приняли. И проследовали в следующее помещение.

dosmotr-v-aeroportuПомещение представляло собой длинную узкую комнату. Основную часть которой занимала транспортерная лента с интроскопом.

Вместе с рамкой металлоискателя, стоящего рядом, сильно напоминающее то оборудование для досмотра в аэропорту, через которое мы проходили еще при входе в терминал.

Справа стояли две металлические конструкции, по своему внешнему виду сильно смахивающие на кабины лифта.

Комната была полна людей, которые разувались и снимали с себя верхнюю одежду. Все это они в темпе складывали в пластиковые супермаркетовские корзины, которые транспортерная лента увозила в камеру интроскопа. Из оставшейся на себе одежды люди вытаскивали и выкладывали на специальный столик железные предметы. Показывая их стоящему рядом сотруднику службы досмотра.

Мужчины вытаскивали из брюк ремни с пряжками. Женщины в брюках тоже.

Среди всего этого словно предбанника сновали люди в черной спецодежде с ручными металлоискателями. Которые уже без улыбок с озабоченным видом руководили этим процессом предполетного досмотра.

Мы несколько опешили от увиденного и, застыв на месте, пытались понять что же теперь нужно делать.

Подскочившая к нам немолодая женщина в черной спецодежде быстро спросила: «Будете раздеваться или пройдете в кабину?»

Раздеваться почему-то не хотелось.

«В кабину…» — растерянно пробормотали мы, и втроем направились к кабине.

«Ребенку в кабину нельзя!» — также быстро, как и первую фразу, скороговоркой произнесла женщина.

Дочка вцепилась в руку жены и приготовилась заплакать.

«Сначала вы!» — профессионально оценив ситуацию, скомандовала мне женщина.

И я один вошел в «лифт».

Двери за мной мягко закрылись.

Ничего особенного. Конструкция и внутри напоминала кабину современного лифта. От настоящего лифта ее отличали отсутствие кнопок этажей и наводящая на размышления металлическая пластиночка с надписью, приделанная к стене.

Надпись гласила: «Доза облучения при сканировании равна дозе облучения получаемого человеком, летящим в самолете на высоте 11 000 м в течение 10 минут.»

Через минуту сверху загорелась зеленая лампочка. И двери конструкции также мягко открылись, выпустив меня к жене и дочери.

Они смотрели на меня широко отрытыми глазами, в которых явственно читалась только одна мысль: «Мы думали, что уже больше не увидим тебя!»

Затем в «лифт» вошла жена. Двери закрылись и через минуту, точно также как было и у меня, раскрылись, выпустив жену обратно к нам.

Дочь сняла пуховик с шапкой и зимние сапоги. Все это, а также ручную кладь, я сложил в корзинку и поставил на транспортерную ленту. Корзинка уехала в камеру. А дочь в одних носках благополучно прошла через рамку металлоискателя.

Мы же с женой гордые тем, что не побоялись подвергнуться испытанию новой технологией предполетного досмотра, и потому нераздевавшиеся и неразобувавшиеся, как это делали многие другие пассажиры, с высоко поднятыми головами проследовали мимо рамки.

На той стороне мы встретили дочь. Помогли ей одеться. И взяв свою ручную кладь, отправились в зал вылета.

Здесь нас ожидал приятный сюрприз, как бы в награду за то, что мы успешно прошли не очень приятную процедуру под названием «досмотр в аэропорту» — DUTY FREE.

предыдущая                                                                                                            следующая

Пожалуйста, напишите свой комментарий!

Template Carolina