МЕНЮ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Меню «Cihelna La Familia»Чешский ресторан, по совместительству еще и пиццерия, «Cihelna La Familia» с самого входа окружил нас теплом, приятным полумраком и все теми же благоухающими ароматами еды.

У самых дверей нас встретила черноволосая черноглазая загорелая женщина в черной юбке и оранжевой сорочке.

Внешне очень сильно напоминающая цыганку. Для полноты образа Кармен ей не хватало только красной розочки, вплетенной в волосы на голове.

Женщина приветливо улыбнулась и сказала по-чешски: «Добри день!» Хотя снаружи уже давно был поздний вечер.

Мы втроем, словно эхо, хором повторили за ней: «Добри день!»

И поскольку женщина, продолжая улыбаться, вопросительно посмотрела на нас, то я, на правах главы семьи, добавил по-русски:

— Здравствуйте! У вас есть свободные места? Мы хотели бы поужинать…

Я как-то не успел специально продумать вопрос — на каком языке общаться с персоналом заведения. Все получилось спонтанно и, видимо, решение заговорить на родном языке просто логически вытекло из соображения — если здесь есть меню на русском языке, то и обязательно должен быть кто-то, кто понимает и разговорный русский.

А, иначе, зачем же тогда нужно меню на русском, если все равно никто ничего не поймет из того, что мы будем заказывать?

— Здравствуйте! — уже на чистом русском языке ответила женщина. — Конечно, есть! Проходите, выбирайте любой понравившийся столик!

Мы прошли и осмотрелись.

Ресторан оказался не очень большим. Форму имел вытянутую вдоль стены, окна которой выходили на костел sv. Cyrila a Metoděje.

И всего порядка двух десятков четырехместных столиков стояло в его двух длинных рядах. Один, более длинный — у самых окон. Другой, покороче, из-за внушительной барной стойки, начинающейся почти от самого входа — у противоположной безоконной стены.

Примерно три четверти столиков были заняты. Люди сидели и небольшими тесными компаниями и по двое-трое, и даже по одному.

В помещении стоял гул голосов и шум звякающих о посуду приборов. За некоторыми столиками курили. И седой дым от сигарет неторопливо поднимался вверх, окутывая собой всех находящихся рядом с курящими. Но никого это не беспокоило. Даже нас, уже валившихся с ног от внезапно набросившейся усталости, лишь только мы вошли в тепло.

Чешский ресторан

Мы выбрали свободный, третий от входа, столик у окна.

Разделись, повесив верхнюю одежду на стоящую рядом со столиком вешалку. Остальные вещи сложили на один стул. А сами рухнули на три оставшиеся свободными.

И тут же сбоку от столика, словно из-под земли, вырос официант.

Внешне — просто Антонио Бандерас в молодости. Классический мачо, сошедший с киноэкрана, точно в таких же по расцветке черных брюках и оранжевой сорочке, какие были на встретившей нас женщине.

И пока он, не говоря ни слова, проворно раскладывал перед каждым из нас троих персональное меню в виде небольшой книги в толстом кожаном переплете, я успел произнести всего одну фразу:

— Нам бы меню на русском языке…

— Там есть на русском! — улыбнувшись и указав рукой на один из фолиантов, с небольшим акцентом, ответил официант. И добавил:

— Пожалуйста!

Мы открыли меню и принялись за чтение.

Оказалось, что меню устроено довольно просто.

Крупным жирным шрифтом по-чешски было набрано название блюда.

А ниже его гораздо мельче и светлее был написан перевод и ингредиенты.

Последовательно по-чешски, по-английски, по-русски и по еще на каком-то непонятном мне языке: то ли на итальянском, то ли французском.

Не успели мы перелистнуть и пяти страниц, как сбоку от нашего столика с блокнотом в одной руке и карандашом в другой выросла встречавшая нас женщина, готовая уже принять от нас заказ.

— Простите, мы в первый раз… Еще не выбрали… — извиняясь сказал я, с трудом оторвавшись от изучения меню.

— Конечно, выбирайте! — женщина улыбнулась, понимающе кивнула головой и отошла от столика. Попутно убирая в нагрудный карман сорочки блокнот с карандашом.

Минут через десять-пятнадцать меню было полностью изучено нами от корки до корки.

Словно заметив что, мы уже сидим не уткнувшись головами в перебираемые то вперед, то назад страницы с описаниями всевозможных яств, а переговариваемся между собой, уточняя последние штрихи нашего первого заказа на чешской земле, женщина-официант снова подошла к нам:

— Выбрали?

— Выбрали!

И я огласил список выбранных блюд.

Две «Svíčková na smetaně» («Свичкова на сметане») с картофельными кнедликами в качестве гарнира мне и жене. Один грибной суп из шампиньонов («Crema di funghi con crostino») для дочери. В выборе этого блюда огромную роль сыграло слово «крем», стоящее в начале названия блюда. Дочь выбрала себе в качестве аперитива зеленый чай «Harney & Sons». А мы с женой в качестве его же, чисто для сугрева и чтобы не скучать в ожидании пока приготовят наш ужин, заказали по порции, по-нашему — глинтвейна, «Svařák».

Свою речь я на всякий случай сопровождал тыканьем указательным пальцем правой руки в описания блюд на страницах меню.

Женщина со скоростью стенографистки что-то сосредоточенно записывала карандашом в свой блокнотик, изредка поглядывая на те места меню, куда я тыкал своим пальцем и утвердительно, как бы в подтверждение того, что она меня прекрасно понимает, кивала головой.

Очень хотелось тут же немедленно попробовать самое главное блюдо, ради которого, можно так сказать, нами и был проделан такой длинный путь из Сибири в Европу — настоящее чешское пиво.

Но, принимая во внимание уличную промозглость, от которой мы еще не отошли, и усталость, все более притупляющую остроту восприятия окружающего нас мира, мы с женой решили отложить этот торжественный момент до завтра. Когда мы отдохнем и согреемся, и наши вкусовые рецепторы и общий настрой организма будут как нельзя лучше подготовлены к восприятию этого напитка богов.

А потому мы решили сегодня просто, без изысков, поужинать в этом не совсем истинно чешском ресторане (для полноценного восприятия традиционной чешской кухни все-таки немного мешала примесь пиццерии и испанская внешность официантов), да поскорее пойти в отель, чтобы в его номере тут же упасть в кровать.

И поэтому я сразу попросил рассчитать нас:

— Ну вот, и все, пожалуй. Принесите нам сразу счет, пожалуйста! А если нам еще что-то захочется попробовать — можно же будет еще дозаказать? — такими словами закончил я свою речь.

— Да, конечно! — улыбнувшись, ответила женщина.

И быстрым шагом удалилась на кухню. Таким быстрым, как будто вмиг испарилась.

Чек ресторана «Cihelna La Familia»Не успела она скрыться за дверью, отделяющую место приготовления пищи от места ее поедания, а мы закрыть меню, как из-за этой же двери, навстречу ей, словно выполняя не наш, а чей-то чужой, заказ, выскочил парень-официант, приносивший нам меню.

Парень нес поднос, на котором стояли два бокала с еще дымящимся глинтвейном, две большущие тарелки со свичковыми на сметане, и такая же большущая, только немного более глубокая тарелка горячего, просто обжигающего, супа почему-то белого цвета, плетеная из лозы корзиночка с хлебом двух видов: белым и черным и столовые приборы.

Все это в мгновение ока, ничего не уронив и не расплескав, парень перенес с подноса на наш стол.

Пожелал приятного аппетита. И удалился на кухню также быстро, как и появился.

Вот это скорость!

Раньше ничего подобного наблюдать никому из нас не приходилось. Более того, мы и представить себе не могли, что такая скорость обслуживания вообще возможна. Разве что где-нибудь в цирке. Первый же чешский ресторан в Праге, в который мы и зашли-то совершенно случайно, в корне перевернул наше представление о ресторанном сервисе.

Для начала мы с женой чокнулись бокалами с глинтвейном. Через соломинки втянули в себя жидкость темно-красного цвета. Отметили восхитительный вкус этого винного напитка.

И мгновенно согрелись, сделав для себя на будущее вывод о том, что надо будет почаще в качестве способа, отогревающего наши замерзшие организмы, применять этот глинтвейновый способ.

И перешли непосредственно к трапезе.

Белый суп действительно оказался тем самым грибным супом, который мы и заказывали.

Вот только у себя в России мы привыкли к тому, что грибной суп варится на основе мясного бульона. А в Чехии мелко порезанные грибы варятся в… молоке.

С добавлением специй и приправ получается действительно очень вкусно и сытно!

Вот только налили этот грибной суп почему-то в достаточно плоскую тарелку. И он довольно быстро из приятно обжигающего превратился в суп комнатной температуры.

Впрочем, нисколько не утратив при этом своего вкусного вкуса.

Может быть из-за того, что у русичей мощные общие славянские корни с чешичами, в том числе и в индустрии приготовления пищи, и аналогичные блюда мы в изобилии встречали и ели у себя на родине, да и в своей домашней кухне частенько использовали нечто похожее, но свичкова на сметане радикального впечатления на нас не произвела.

Нет, все было сделано вкусно, добротно, сытно и по-ресторанному красиво. Но вот чего-то особенного, до селе не пробованного, что, собственно, всемерно и ожидалось, не было.

Обычный пласт паровой говядины величиной с ладонь взрослого человека в сметанном соусе, в качестве подлива, с кружочками обычного вареного картофеля на гарнир.

Мы наелись, согрелись, отдохнули. И переглянулись с женой: «А, может, мы все-таки уже сегодня приобщимся к дегустации благословенного пенного чешского напитка?»

Пробегавшая мимо официантка как-будто почувствовала наши мысли и, резко затормозив у нашего столика, осведомилась не желаем ли мы чего еще.

И мы, не став более противиться судьбе, пожелали пол-литровую кружку светлого «Zlatopramen» и пол-литровую же кружку, но уже темного «Krušovice». А еще творожное пирожное, которое себе на десерт выбрала дочь, поскольку до сих пор не притронувшаяся к своему чаю, пить который без сладкой прикуски ей не хотелось.

Буквально через несколько секунд второй заказ уже стоял у нас на столе.

Согревшись чешским глинтвейном и насладившись простой, вкусной и полезной чешской едой, мы с женой наконец-то перешли к самому главному — можно сказать одной из самых основных целей нашей поездки — дегустации настоящего чешского пива.

Жена для первого глотка выбрала светлое «Zlatopramen». Я — темное «Krušovice».

Поднесли кружку ко рту, стараясь при этом обонянием уловить аромат воспетого в веках чешского напитка.

Один глоток, второй, третий…

И заранее, в предвкушении пития божественного нектара, созданный на наших с женой лицах блаженный вид, быстро сменился выражением недоумения, негодования и обманутости в лучших чувствах и ожиданиях…

Еще одно, после свичкового, только на этот раз более глобальное и затронувшее просто до глубины души разочарование постигло нас в этом ресторане.

Величайший культ чешского пива, превозносимого до небес всеми без исключения хоть только раз попробовавшими его, на деле оказался преувеличенным до невозможности.

Обменялись с женой кружками.

Теперь я пил «Zlatopramen». А жена — «Krušovice».

Эффект тот же самый.

На поверку настоящее чешское пиво оказалось на уровне, в лучшем случае, средних пив, изготовляемых у нас в России. Если не ниже.

По вкусу светлое пиво напоминало наше обычное современное «Жигулевское», продающееся чуть ли не на каждом углу в любой рядовой пивнушке.

Темное было — один в один наш классический… квас. Например, продающийся у нас в Сибири «Благодей».

Что называется, приехали…

Пиво мы с женой, конечно, допили. Еще пару раз обменявшись друг с другом кружками.

Дочь в это время пила чай с десертом.

Пирожное ей понравилось. Видимо, по своему вкусу полностью совпав с ее ожиданиями и представлениями о чешских десертах.

А вот чай понравился не очень, поскольку он тоже оказался совершенно нашенским, «рассейским».

Обычный пакетик как, например, той же зеленой «Принцессы Явы». Маленький длинненький пакетик рассыпного сахара. Миниатюрная чайная ложечка. И низкая фарфоровая чашечка на фарфоровом же блюдце, от силы вмещающая в себя 200 миллилитров кипятка.

По стоимости же все это чайное богатство было в полтора раза дороже кружки пива(!!!).

К счастью, для нас это не стало еще одним неприятным сюрпризом.

Благо, что до поездки мне посчастливилось получить отличные подробные и практичные инструкции от опытных людей, побывавших в Праге буквально за месяц до нашей поездки, и мы были заранее готовы к решению чешской чайной проблемы.

Но об этом подробнее будет рассказано в одном из следующих постов.

А пока же мы сидели, откинувшись на спинки стульев, в глубокой задумчивости ощущая внутри себя послевкусие первой чешской трапезы.

Подошла женщина-официант спросить у нас не нужно ли нам еще чего-нибудь.

Мы ответили, что нам нужен только окончательный счет.

Отлучившись от нашего столика буквально на пару секунд, она принесла нам счет в виде кассового чека. Чек лежал в кожаных корочках темно-коричневого цвета, в которые я положил тысячекронную купюру. Официантка куда-то унесла корочки с нашими деньгами. И тут же снова вернулась. Уже со сдачей, которая точно так же была положена в корочки.

В итоге еда и питье обошлись нам в шестьсот с небольшим крон.

«На чай», точнее на позицию «сервис», в принудительном порядке включенную в счет, ушло еще 10% от стоимости еды и питья. Но за такой уровень услуг, какой мы получили в «Cihelna La Familia», честное слово, было совершенно не жалко отдать такие чаевые.

Итого, за сытный ужин на троих у нас ушло менее 700 крон. Или около 1000 российских рублей. Совсем недорогой чешский ресторан!

Не хотелось уходить, так тепло и уютно было в нем.

Но наши глаза уже слипались, а организмы все настойчивее просили принять горизонтальное положение.

И мы, одевшись, и поблагодарив на прощание вышедшую к тому же месту, на котором встречала нас, женщину-официанта ставшей впоследствии стандартной фразой, сказав: «Спасибо! У вас все было очень вкусно! Всего доброго!», вышли на улицу.

Небольшая прогулка до «Адебы» по пустынным улицам ночной предвыходной Праги не заняла и пяти минут.

И в половине двенадцатого, ровно за полчаса до закрытия отеля на ночь (в этом нам, кстати, довольно крупно повезло, поскольку другие отели закрывались в одиннадцать) мы, получив по отельной визитке на ресепшене ключ у незнакомой девушки, видимо, сменившей заселявшую нас, уже заходили в свой номер.

Прогревшийся, как мы ожидали, за время нашего отсутствия до жилых температур.

Заходили только с двумя желаниями: поскорее принять душ и завалиться спать.

Ведь по новосибирскому времени было уже полшестого утра. А это означало, что мы не смыкали глаз уже более суток.

Но в номере нас ждал неожиданный сюрприз.

предыдущая                                                                                                            следующая

Пожалуйста, напишите свой комментарий!

Template Carolina